Форум Фалеристика
Фалеристика.инфо — ПРАВИЛЬНЫЙ форум! ©
Сказка специально для тебя
Воздержание по-английски
Гарант форума
Музей оружия. Тула

Статьи с воспоминаниями очевидцев

Литература и информация о знаках фестивалей молодёжи и студентов

Модератор: Valery

Аватара пользователя
alemarso
Старшина 2 статьи
Старшина 2 статьи
Сообщения: 547
Зарегистрирован: Сб, 29 июл 2006 22:46:18
Откуда: Москва

Статьи с воспоминаниями очевидцев

Сообщение alemarso » Пн, 21 янв 2008 02:47:20

ГОЛУБИ МОСКОВСКОГО ФЕСТИВАЛЯ

Фестиваль проходил с 28 июля по 11 августа 1957 года.

Впервые после сталинской ощетиненности Москва открылась миру, мир увидел советскую столицу. 34 тысячи гостей из 131 государства – и это в городе, где еще недавно редкий иностранец на улице сразу подозревался в шпионаже. Песни «Подмосковные вечера» и «Если бы парни...», автобусы «Икарус» и ЛАЗ, московские Проспект мира и Лужники, передача КВН и слово «джинсы» – не перечесть всего, что пришло в нашу жизнь после фестиваля. Важнейшее событие «оттепели», глоток свободы, время новых друзей, молодых влюбленностей, открытости, состояния удивительного праздника – таким он запомнился поколению «шестидесятников».

Среди тех, кто непосредственно готовил фестиваль, – Владлен КРИВОШЕЕВ, ныне – ученый, кандидат экономических наук, а тогда – инструктор орготдела Московского горкома комсомола. Владлену Михайловичу была поручена самая, может быть, экзотическая задача. О ней он и вспоминает сегодня по просьбе «Аргументов неделi».


С подачи Пабло Пикассо
В 1955 году (за два года до фестиваля) инструктора Кривошеева вызвал тогдашний первый секретарь МГК комсомола Михаил Давыдов: «С сегодняшнего дня освобождаешься от всех дел. Займешься голубями». Голубями?
В кабинете сидел еще мужчина, как выяснилось, – Иосиф Туманов (потом –
народный артист СССР, известный постановщик массовых народных зрелищ). «Важнейшая задача! – продолжал Давыдов. – Через два года нам нужны 100 тысяч голубей!» А Туманов достал что-то вроде брошюры с печатями и визами –
сценарий мероприятий фестиваля.
…В 1949 году в Париже проходил I Всемирный конгресс сторонников мира. Требовалась эмблема. Знаменитый Пабло Пикассо, вспомнив, очевидно, древние легенды, изобразил голубку с оливковой веточкой в клюве. Так голубь стал символом мира. Фестивали молодежи и студентов (не только наш) проходили под девизом «За мир и дружбу между народами!». Церемония открытия традиционно начиналась с торжественного прохода по стадиону делегаций стран-участниц. И традиционно же проход этот предварял взлет голубиной стаи: голуби как бы начинали весь праздник.
Но Туманову стаи было мало. По его задумке одна за другой над Лужниками (которые к фестивалю спешно строились) должны были взмыть три волны голубей – белые, за ними красные, следом сизые. Поскольку «в верхах» все уже было утверждено, Давыдов подчеркнул: «Сценарий для нас закон».
Эти три волны Кривошееву и надлежало подготовить.
– И смотри, чтобы не было, как в Варшаве! – строго предупредил «первый».

Печальный опыт друзей
Варшавский фестиваль только что закончился. Голуби там подгадили – в прямом и переносном смыслах. Поляки вынесли на центр стадиона огромный ларец, распахнули крышку, полагая, что птицы рванут в небо белым факелом. Но они не рванули, а выползли и стали бродить по стадиону, мешая движению колонн... Позор, одним словом.
– Все правильно! – авторитетно объяснили Кривошееву члены спешно набранной им «голубиной» комиссии. – Чтобы птица взлетела, её подбросить надо. А еще посвистеть да тряпкой помахать, иначе попервоначалу сесть норовит.

Профессор, полковник и уличная пацанва
Набрать комиссию Кривошеев был вынужден, поскольку сам о голубях знал лишь то, что есть такая птица. Миновало как-то в послевоенном детстве. Хотя каждый, кто помнит те годы, скажет, чем было тогда голубятничество. Народный спорт, бизнес, школа отношений, способ завоевания авторитета – все сразу! Голубятни стояли чуть ли не в каждом дворе,от голубей фанатели, их растили, ими гордились, менялись, продавали, покупали, воровали, их «угоняли» (как теперь угоняют автомобили, нанося материальный ущерб, – породистые голуби стоили немалых денег),из-за них завязывались дружбы на века и вспыхивали драки с поножовщиной... Причем добро бы только пацанва! Страсть захватывала на всю жизнь: взрослые дядьки, отцы семейств, дневали и ночевали среди воркующей братии.
Конечно, получив задание, Кривошеев первым делом про уличных голубятников и подумал. Проблема, однако, состояла в том, что публика это нередко была... м­м­м... приблатненная. Все же, пошатавшись по дворам, отобрал пяток ребят поприличней.
Но то – «самородки». Требовались и профессионалы. Таковыми стали профессор Ларионов с биофака МГУ (главный специалист по голубям в СССР) и бывший начальник службы голубино­-почтовой связи Красной армии, полковник по фамилии, кажется, Богданов. Службу к тому времени расформировали, полковник тихо досиживал где-то последние месяцы до пенсии – и очень обрадовался, что вновь востребован.
Профессор, полковник, пять дворовых парней и один комсомольский работник стали прикидывать, как полет режиссерской мысли претворить в конкретный голубиный полет.

Промышленным способом
Прежде всего было решено: всякие изысканные чеграши, дутыши, турманы – побоку. Ставим на обычных почтовых – они способны в нужный момент обеспечить нужный полет. Просто их за два года требуется вывести потребное количество. Кстати, сколько? Цифра 100 тысяч явно была взята с потолка, но, как ни странно, оказалась уместной. Нам ведь нужна гарантированно сильная и выносливая птица? Следовательно, если выведем 100 тысяч, то из этого количества за счет отбраковки получим к нужному сроку тысяч 40 именно таких – молодых, крепких. И срок в два года – тоже нормально. Если начать работу сейчас, то к 1957 году как раз станет на крыло третье поколение: экземпляры, гарантированно подходящие к операции.
И завертелась машина! По заводам пошли разнарядки: «Московский горком комсомола... во исполнение... просим оказать содействие...». На предприятиях возводили голубятни. Мособлисполком обязали поставлять фураж. С кадрами проблем не было. На каждом заводе обязательно находился слесарь Вася, фанат-голубятник. Васю забирали из цеха, подводили к голубятне, говорили: «На два года это – твое!» Узнав, что зарплату ему сохранят, а также сообразив, что казенного зерна и для домашней голубятни хватит,Вася впадал в восторг. Он нес из дому лучшие образцы, случал их, плодил, ставил на крыло... А Кривошеев каждое утро начинал с обзвона заводских комитетов комсомола: «Алло, ЗИЛ? Сколько у вас голов вывелось? Нет, ребята, для такого предприятия... Надо поднажать!»

Осторожно, сизари!
Конечно, весь этот разговор – о голубях почтовых, породистых. Но была в тогдашней Москве... проблемой назвать язык не поворачивается, но... Словом, обычных уличных сизарей, которых сегодня пруд пруди, в городе тогда не имелось. То ли в войну съели, а популяция не восстановилась, то ли еще чего. А городскому начальству очень хотелось, чтобы у нас, как в Париже или Риме, взметывались над площадями голубиные стаи, чтобы горожане их кормили – мирная, уютная картина, символизирующая покой и доброту русской столицы. И исполком Моссовета принял специальное постановление «О завозе и разведении в Москве голубей к VI Всемирному фестивалю молодежи и студентов». В районе Красной площади, улицы Горького, в других центральных точках установили построенные по итальянскому образцу голубятни (этакая свечка с круглым коробом наверху), завезли птицу. Дворникам выдавали фураж. Пытались даже наладить торговлю кулечкамис зерном – чтобы люди могли кормить. Голубей враз появилось много, причем к жизни в мегаполисе они приспособились не сразу. Их, например, часто давили машины. ГАИ разработала знак: «Осторожно, голуби!» – перечеркнутое изображение символа мира.
...Крепкие московские хозяйственники за дело взялись крепко. После фестиваля от уличных голубей спасу не было. Городского сизаря не зря зовут «летающей крысой» – птица это неумная, жадная, злая, вдобавок разносит орнитоз, а плодится безудержно. Возникла новая забота – как уменьшить поголовье.
Но это упрек не к Кривошееву. Он занимался своими почтарями.

«Комсомол крутит яйца»
Помните – голуби должны были быть разных мастей? Чтобы не возникло путаницы, решили: на таком-то заводе выводят только красных, белых же передайте на другой, сизых – не третий... А уже часть голубок сидела на яйцах. Комиссия разработала инструкцию – какие манипуляции с этими яйцами произвести, чтобы не погибли при перевозах (подробности Кривошеев, убейте, не помнит). Инструкцию размножили, разослали...
Через несколько дней – срочный вызов к «первому». Давыдов сидел красный и злой. Выяснилось: экземпляр инструкции попал в партком, кажется, ЗИЛа, и на бюро горкома её зачитывали с комментариями типа «комсомол яйца крутит!» Крайним, естественно, оказался Кривошеев. В ответ он завелся: не я это придумал, Туманов при вас говорил, что ему нужны три масти, а «сценарий для нас закон»... Адрес, по которому Давыдов послал известного режиссера, приводить не будем.
Тем временем полковник Богданов предложил новую идею: он брался одну стаю выдрессировать так, чтобы голуби пронесли в клювах зеленую веточку. Получится прямо, как у Пикассо. Однако, поразмыслив, от затеи отказались – кто бы увидел эту стайку и эти веточки над 100­тысячной чашей стадиона?

В день парада
И все-таки они взлетели – 40 000 голубей!
Правда накануне была целая операция по свозу птиц на подмосковную птицефабрику, отсортировке – слабые в сторону! – рассадке по специально сконструированным коробкам (4000 коробок по 10 гнезд в каждой), в которых крылатые бедолаги должны были выдержать 6 часов (!), сохранив силы для полета. Потом две колонны грузовиков в сопровождении машин ГАИ двинулись в четыре утра к Москве, чтобы за 2 часа до старта быть на стадионе. А там 4000 выпускающих (участники «живого фона» на восточной трибуне) ждали сигнала... В общем, тут рассказывать можно много... Но если вы никогда не видели, как взмывают одновременно десятки тысяч голубей – причем снизу они все смотрелись белыми, и потому показалось, что в небо плеснула кипенно-снежная лава, – знайте, вы многое потеряли в жизни. Кадры кинохроники сохранили этот момент. Трибуны ахнули, зрители повскакивали с мест, аплодировали...

Назавтра
Естественный вопрос: куда эти голуби потом делись? «Не знаю!» – честно отвечает Кривошеев. Среди московских и подмосковных голубятников давно ходила молва: при открытии фестиваля пустят много-много отборной, породистой птицы – ловите момент, мужики! Мужики и ловили: с утра дежурили на улицах с голубками­«сводчицами». Видимо, голубки эти и растаскали стаю по бесчисленным дворовым голубятням.
Но не всю. Из-за чего назавтра Кривошеев получил новый ушат проб­лем.

УльтиМАТум
Голуби, чтобы вы знали, летают не по прямой, а ходят кругами. Даже почтовые нарезают их в небе, постепенно смещаясь к родной голубятне. И как среди людей есть правши и левши, так и у голубей – большинство кружит по часовой стрелке, но процентов 20 – против. И вот те, что «против», не улетели с Лужников. Техника полета закрутила, буквально ввинтила их под козырьки стадиона, откуда птицы не смогли выбраться.
Утром Кривошееву позвонил взбешенный директор Лужников. Выяснилось: голуби (а было их несколько тысяч) за ночь загадили трибуны так, что отмыть вручную не было никаких сил. Вызвали пожарных. Те врубили брандспойты – и мощные струи посрывали скамейки. А в Лужниках намечалась спортивная программа фестиваля. В общем, столько крепких слов в горкоме не слышали никогда. Кривошееву приш­лось срочно звонить своим парням из комиссии.
Парни вкрадчиво поинтересовались: а если они птицу уведут – чья будет? «Да ваша, чья еще!» «Тогда – не вопрос!» Так Кривошеев увидел механику «свода» – причину бесчисленных разборок в тогдашних дворах.
Почтовый голубь – птица умная, верная, многие километры летит сквозь преграды и непогоды к родной голубятне, к родной кормушке-­поилке – на том и держится голубиная почта. Но есть вещь, способная сбить героя с панталыку: страсть. При виде хорошенькой голубки голубь забывает про все и поворачивает следом. А голубка-то мчит к своей голубятне!
Как это дело происходит в масштабах огромной стаи? Да, видимо, так и происходит: самцы, завидев красотку, устремляются за ней, законные жены с криком «куда, подлец!» – за самцами, остальные – на шум скандала, посмотреть, чем кончится. В общем, парни, едва забрезжил рассвет, приехали в Лужники с ивовыми корзинами, в которых под покрывалами ворковали ласковые «девочки». К началу спортивных встреч по частям и растащили всю многотысячную ораву.

Мясные «немцы»
Но это – на следующий день. А 28 июля, подняв стаю, вся комиссия поехала к Богданову отмечать успех. Было много водки, а на закуску – небольшие жареные жирные тушки. «Что это?» – поинтересовался Кривошеев. «Голуби!» – хмыкнул полковник.
Владлен Кривошеев: «Кусок застрял у меня в горле. Я за два года... с этой птицей... она мне уже родная почти была!»
– Не те, – успокоил Богданов. – Наших есть – грех. Это специальные, немецкой мясной породы, они не летают, их для еды и разводят. Попробуй, вкусно!
Действительно, оказалось очень вкусно.

Сергей НЕХАМКИН

Аргумент истории

Фестиваль обошелся практически без криминальных происшествий. Накануне прошла сходка воров в законе, принявшая решение: в эти дни в Москве – никакого карманничества, никаких «гоп-стопов». Более того: следить, чтобы залетные «махновцы» не шалили. Дело не в патриотизме: профессиональные урки боялись, что мероприятие политическое, все – под контролем КГБ, «статьи» в случае чего будут не уголовные.

Деталь, характеризующая настроения тех дней. Владлен Кривошеев после «голубиной истории» отвечал за работу комсомольских дружинников на фестивале. Однажды привели двух фарцовщиков. Кривошеев рапорты писать не стал, а попросил задержанных остаться переводчиками при оперотрядах («Ребята, вы же английский хорошо знаете?»). Польщенные доверием фарцовщики отложили бизнес и честно работали переводчиками. Сегодня в такое прямо не верится.

Факты фестиваля

Перед фестивалем со всего Союза в Москву начали съезжаться проститутки. Власти опасались вспышки вензаболеваний. Московская милиция проблему решила варварским, но эффективным способом: нескольких особо известных «шмар» вывезли за город и попортили им прически – «частично постригли». Велели предупредить остальных: попадетесь – испортим «товарный вид». Профессионалок как ветром сдуло.
После 1957 года в СССР появились «дети фестиваля» – мулаты и мулатки. Но тут уж все было «по любви».

«Постфестивальной проблемой» были оставшиеся в Москве члены иностранных делегаций. Кто-то тут влюбился, кто-то просто решил подлечиться – у меня, дескать, проблемы со здоровьем, а у вас – такая замечательная бесплатная медицина. Кто-то решил получить в СССР бесплатное образование. Всех по­одиночке выуживали и выпроваживали
Интересуют знаки и значки по темам: Комсомол , Студенческие Строительные Отряды , Молодежные фестивали, МИСИ (МГСУ) , ЦСКА(ЦДСА,ЦДКА и пр.).

Аватара пользователя
alemarso
Старшина 2 статьи
Старшина 2 статьи
Сообщения: 547
Зарегистрирован: Сб, 29 июл 2006 22:46:18
Откуда: Москва

Сообщение alemarso » Пн, 21 янв 2008 02:49:30

УРОКИ ФЕСТИВАЛЯ 1957: ПОСЛЕ ОЛИМПИАДЫ РОССИЯНЕ МОГУТ ОКАЗАТЬСЯ В ДРУГОЙ СТРАНЕ

Ровно 50 лет назад, 28 июля 1957 года, в Москве открылся VI Всемирный фестиваль молодежи и студентов. Шок, потрясение, эйфория - в таких выражениях очевидцы описывают происходившее на московских улицах тем летом. Но что, собственно, особенное тогда случилось? Какие непривычные и удивительные качества обнаружили в себе жители столицы? Что навсегда изменилось в Москве, пережившей 15 жарких летних дней фестивального сумасшествия?

Ворота в мир и феерия цвета

- У меня на груди висела табличка "переводчик", и меня рвали на части - "переводи, переводи", - рассказывает Вячеслав Глазычев, профессор МАРХИ, член Общественной палаты РФ. - У москвичей была такая жажда что-нибудь сказать, а языков не знал почти никто. Множество эстрад, на которых выступали мимы, народные оркестры, заполонили чрезвычайно скучный, тоскливый город. ЦПКиО им. Горького превратился в какой-то букет счастья. Тем, кто помоложе, даже трудно представить, что может испытывать выросший за железным занавесом человек, неожиданно обнаруживший, что эти ужасные буржуи, оказывается, нормальные и даже милые люди. Власти, конечно, предпринимали героические усилия, чтобы удержать безудержное общение в рамках, но они растерялись. Они-то наивно рассчитывали, что мы продемонстрируем всему миру свои замечательные достижения. А получилось, что это Москва открыла для себя весь мир. В столицу в июле 1957-го со всей страны прорвалась масса народа, хотя людей сюда не очень-то и пускали. И у них тоже распахнулись глаза на мир. Иностранцев горожане затаскивали в дома, кормили. По сути это был хеппенинг, правда, такого слова тогда никто не знал.

Эти личные ощущения профессора Глазычева прекрасно подтверждают сводки донесений секретных агентов, описывающих, как москвичи реагируют на иностранцев, какие разговоры с ними ведут. ("Известиям" пересказали содержание справок МГБ, составленных на основе таких донесений. Эти документы хранятся в бывших партийных архивах, причем до сих пор под грифом "совершенно секретно"). Причем москвичи в этих сухих документах выглядят очень симпатично: никаких проявлений враждебности, настороженности к "не местным". Зато в избытке непосредственность и открытость. Немолодой уже человек, описывается в одной из сводок, пригласил к себе в гости студентов из Англии. Накормил, напоил и чуть спать не уложил.

- Московсквя Олимпиада-80 тоже привела к серьезным изменениям, - рассуждает гендиректор Заявочного комитета "Сочи-2014" Дмитрий Чернышенко. - А посмотрите, что произошло с Китаем, получившим Игры-2008! Сегодня он превращается в другое государство. И Россия в Гватемале встала на демократический путь развития. Сам процесс подготовки к Олимпиаде станет катализатором развития гражданского общества.

- В тогдашней однотонно серой Москве впервые случилась феерия цвета, - вспоминает Вячеслав Глазычев. - Везде ромашки с пятью разноцветными лепестками - эмблема фестиваля, ленты, флажки... Этого ощущения праздничной пестроты столице прежде безумно не хватало. Улицы, даже второстепенные, парки совершенно преобразились. В 1955-м, накануне фестиваля, открылась новенькая ВСХВ, нынешняя ВВЦ. Это было парадное, зеленое, ухоженное пространство с цветастыми павильонами республик. И хотя после фестиваля город быстро вернулся к привычному серому унынию, оптимистическое настроение горожан не исчезло.

Секс, кайф, рок-н-ролл и "фестивальные дети"

Еще 10 лет назад, в 40-ю годовщину фестиваля, известный джазмен Алексей Козлов поразил всех воспоминаниями о столичных девушках, которые будто с цепи сорвались и сами вешались на шею иностранцам. Особенно чернокожим - большинство столичного населения вживую их видело впервые. Он описывал, как по окрестностям гостиниц, где поселили иностранцев, ездили грузовики с осветительными приборами и дружинниками, вооруженными парикмахерскими машинками. Они отлавливали по кустам любвеобильных девушек и в наказание выстригали им часть волос. Как уверяет Вячеслав Глазычев, московские барышни и в самом деле чрезвычайно нежно относились к приезжим, поэтому все парки высвечивались прожекторами, везде шастали милицейские патрули. За 101-й километр вывезли массу народа.

Если вспомнить о пуританской морали тех лет, в приступ распутства верится с трудом. Масштабы бедствия явно преувеличены. Скорее всего в ряды сторонниц свободного секса массовое сознание зачислило и девушек, намеренных вступить с приезжими иностранцами в законный брак. Такие, судя по упомянутым сводкам МГБ, имелись. В донесениях можно обнаружить, например, упоминание о том, как некая жительница Москвы и некий гражданин Ливана метались по городу в поисках, где бы расписаться. Помочь им было нелегко: в столице браки с иностранцами регистрировал только один ЗАГС. Впрочем, как и сегодня.

Что касается плодов фестивальной любви, то недавно корреспондент одной из центральных газет пытался обнаружить их в нынешней Москве. Не нашел ни одного. Возможно, к "фестивальным" детям народное мнение причисляет детей с нетипичным для столицы цветом кожи и разрезом глаз, родившихся через 5, 10 и даже 15 лет после потрясшего столичные устои события. На самом деле бум черно-белой рождаемости пришелся на более позднее время: через два года после фестиваля СССР взял курс на подготовку национальных кадров для Африки.

Открытием для тогдашних москвичей стали запретные доселе авангардисты на выставке в Парке Горького, работы Пабло Пикассо на ретроспективной выставке художника. Временно вернулся запрещенный прежде джаз. Пропуска на джазовые концерты выдавали только самым закаленным комсомольцам, но джаз звучал и с открытых эстрад. А рок-н-ролл разучивали прямо на импровизированных вечеринках. Еще больше, чем танцевать, москвичам хотелось задавать пришельцам вопросы, поэтому многие столичные жители в те две недели везде таскали с собой словари. Кстати, чуждое слово "кайф", обозначающее состояние неописуемого блаженства, прочно вошло в столичный лексикон тоже с легкой руки фестиваля. Вытравить из московской памяти и само это слово, и соответствующие ему фестивальные ощущения, как выяснилось, невозможно и спустя полвека.

Фестивальное наследство

"Детский мир" - самый большой на то время в Европе магазин, торгующий детскими товарами.

Гостиницы "Заря", "Алтай", "Восток" и др.

Спецполиклиника N 6 по обслуживанию иностранных граждан. В начале 70-х здесь создали эпидотдел, наблюдавший за гражданами, прибывавшими в СССР из неблагополучных стран.

Первый в Москве ресторан чешского пива в ЦПКиО им. Горького. Народное название "шестигранник" (по форме павильона). Пиво подавалось со шпикачками.

Новые аттракционы в ЦПКиО им. Горького: большое колесо обозрения, наклонная самолетная карусель, виражные самолеты.

Проспект Мира. Новое название получила 1-я Мещанская улица, по которой в день открытия фестиваля двигались колонны.

Фестивальная улица недалеко от Северного речного вокзала. Рядом - Парк Дружбы, заложенный делегатами.

СПРАВКА "ИЗВЕСТИЙ"

VI Всемирный фестиваль молодежи и студентов проходил в Москве с 28 июля по 11 августа 1957 года. В столицу приехали 34 000 делегатов из 131 страны, 2000 журналистов. Самые большие делегации, по 2000 человек, прислали Франция и Финляндия. Много гостей прибыло из Италии, Великобритании, Венгрии и ФРГ.

Гелий Земцов, фотохудожник: "Брожение, которое привело к падению коммунистического режима, началось именно тогда"

Так называемые "почтовые ящики" (то есть номерные, полусекретные предприятия. -), в те времена часто охраняли снаружи: вдоль забора ходила охрана в солдатской форме с винтовками Мосина образца 1891 года. К фестивалю их всех переодели в какую-то пионерскую форму, с отложными воротничками, чуть ли не с короткими штанишками, внутри которых были запрятаны пистолеты.

Попасть на фестивальные мероприятия простому смертному было невозможно. Помню, я сделал снимок: милиционер в той старой белой милицейской форме снимает с забора женщину, которая пытается куда-то пробраться. У нас с приятелем был знакомый болгарин. Он нас везде водил, потрясая каким-то документом. Так я попал в Парк культуры на знаменитую художественную выставку, по существу, первую в тогдашней Москве выставку авангардного искусства. Наш художественный андеграунд впервые проявился именно там, и это было потрясение. Один Анатолий Зверев чего стоил.

Многое тогда, пусть и временно, разрешили. И чувства были светлые и радостные, несмотря на то что общение происходило под тщательным надзором соответствующих ведомств. Правда, еще и до фестиваля через партийно-советский пресс что-то уже пробивалось: стиляг клеймили, а на столичном Бродвее - улице Горького - появился коктейль-холл. Присутствие другого мира уже чувствовалось, но до фестиваля простому смертному было непонятно, откуда он берется, этот мир. И тут у многих открылись глаза. Брожение, которое привело к падению коммунистического режима, началось, по-моему, именно тогда.

А года через три в районе метро "Динамо", за Петровским дворцом, появился новый детский дом за глухим забором. Во дворе играли цветные детишки - говорили, что этот спецдетдом появился после фестиваля.

Жертвы энтузиазма

Наталья Давыдова

Массовый энтузиазм москвичей, желающих увидеть, приветствовать, а если можно, потрогать пришельцев, перешел все мыслимые границы. Особенно в дни открытия и закрытия фестиваля. К сожалению, не обошлось без жертв и разрушений.

Утром 28 июля, в первый день фестиваля, из района ВСХВ (нынешний ВВЦ), где были построены гостиницы "Заря", "Алтай", "Восток" и другие, автобусы и грузовики с делегациями направились по улицам Москвы к стадиону в Лужниках на торжественное открытие. Но не тут-то было. Сотни тысяч москвичей, с утра занявших все свободные места вдоль Садового кольца, взяли пришельцев "в плен". Яркая, разномастная, многоязычная процессия продиралась к стадиону несколько часов. Гости в национальных костюмах плотно набились в грузовики, многотысячные толпы москвичей запрудили вопреки запретам всю проезжую часть. Граждане мужского пола гроздьями висели на фонарях, облепили милицейские будки (если вспомнить фильмы 50-х, тогда они были высокими), забрались даже на крыши автобусов и домов.

Поразительно, как в Москве в те дни не случилось новой Ходынки или давки, которой запомнились похороны Сталина. Впрочем, о печальных происшествиях в те годы просто не сообщали. Широко известно только одно ЧП, когда в первый день фестиваля рухнул Щербаковский универмаг, на крышу которого забрались сотни желающих увидеть фестивальную процессию. В итоге здание пришлось снести, а универмаг перевели в другое место поблизости. Сколько людей тогда пострадало, были ли погибшие, неизвестно до сих пор.

Церемония закрытия, которая проходила на стадионе в Лужниках и сопровождалась карнавалом и театрализованным представлением, тоже не обошлась без происшествий. Через центральные улицы на стадион шла кавалькада грузовиков с огромными фигурами литературных героев. Они были вырезаны из фанеры и закреплены на специальных платформах. Москвич, поделившийся в интернете своими воспоминаниями о фестивале, рассказал, как на улице Горького он уцепился за платформу с картонным Дон-Кихотом и взобрался на конструкцию в надежде "зайцем" попасть на стадион. Но таких умных оказалось много, и когда идальго облепили со всех сторон, конструкция развалилась. Ему-то повезло - получил несколько царапин. Но вокруг, по его словам, лежали люди, многие без сознания, один паренек в нарядном костюмчике - с разбитой головой. Поднялась суета, появились машины "скорой помощи", санитары с носилками. Впрочем, даже этому грустному событию не удалось испортить финал фестиваля. О жертвах, связанных с закрытием фестиваля, никогда не вспоминали.

Юрий Фокин, телекомментатор, автор прямых репортажей о фестивале: "Я увидел массу людей на крыше универмага. Очнулся, заваленный обломками"

Проезд по городу участников фестиваля к стадиону "Лужники" на торжественное открытие был рассчитан по времени, как и работа передвижных телевизионных станций по пути их следования. Солнце в тот день, 28 июля, палило нещадно. Наш тонваген (Юрий Фокин со своим микрофоном размещался возле старого Щербаковского универмага на углу Сретенки и Садового кольца. - "Известия") стоял как раз под зданием универмага, и с крыши автомобиля открывалась неплохая панорама. Я влез на свою наблюдательную площадку и огляделся. Вижу - на крыши домов взобралась уйма народа, в том числе и на крышу Щербаковского универмага. Как только я подумал, что вот с этого хорошо бы и начать, вдруг по зданию универмага змейкой побежала трещина, послышался скрежет. Инстинктивно я прыгнул с тонвагена вниз. Очнулся, заваленный обломками, штукатуркой и щебнем...

Надо было успеть на продолжение репортажа в "Лужники". Так там и появился: костюм в клочья, рубашка порвана, из ссадины на лбу сочится кровь. Немецкое агентство ДПА уже успело оповестить, что советский комментатор Юрий Фокин погиб во время обвала. Но как только фестивальное шествие приблизилось к стадиону, "покойник" заговорил... И говорил я около полутора часов: коллеги-сменщики просто не могли добраться до "Лужников". Во время передачи меня трижды кололи шприцами, давали глотать какие-то снадобья. Как я справился, как вел репортаж, мне судить трудно. Но телезрители Москвы и Киева (это был первый репортаж, который передавался через самолет-ретранслятор на Киев) услышали и увидели передачу./ "Известия", 27.07.07/
Интересуют знаки и значки по темам: Комсомол , Студенческие Строительные Отряды , Молодежные фестивали, МИСИ (МГСУ) , ЦСКА(ЦДСА,ЦДКА и пр.).

Аватара пользователя
alemarso
Старшина 2 статьи
Старшина 2 статьи
Сообщения: 547
Зарегистрирован: Сб, 29 июл 2006 22:46:18
Откуда: Москва

Сообщение alemarso » Пн, 21 янв 2008 02:51:21

Это интересно! Взгляд из 2007 года на Всемирный фестиваль молодежи и студентов 1957 года.

Полвека прошло со времени того знаменитого 6-го Всемирного Фестиваля, впервые окунувшего Москву в бесконечную череду международных встреч, концертов, песен, танцев, состязаний, творческих конкурсов и национальных праздников. Многое было впервые, но недостаток опыта с лихвой окупался искренностью и гостеприимностью москвичей. Зачастую эмоции участников переваливали через край настолько, что уже нарушались все расписанные регламенты встреч, затягивались до полуночи мероприятия, плавно переходя в общее гуляние. Это была одна большая импровизация, захватившая всех и вся. Город жил одним фестивальным духом те 15 дней августом 57-го года. И сегодня, ни в коей мере не претендуя на глобальность подобного мероприятия, так сказать, от лица фестиваля нынешнего, мы хотим поподробнее рассказать вам о тех веселых днях, пройтись с участниками по широким московским просторам, побывать на некоторых интересных мероприятиях и еще раз восхититься той открытостью и стремлением к дружбе поколения 50-х. Кто знает, быть может, это – главное достояние всех подобных фестивалей, да и «Фестоса», как мы полагаем, тоже.

Итак, для начала наш калейдоскоп. Знаете ли Вы?

* Как и все предыдущие фестивали, 6-й Всемирный проходил под девизом «За мир и дружбу». Позднее в этот лозунг было добавлено слово СОЛИДАРНОСТЬ.
Самый 1-й из Всемирных фестивалей состоялся в 1947 году в Праге. Московский фестиваль, проходивший в 10-ю годовщину первого, посвятил этому юбилею ряд мероприятий.
* Московский фестиваль длился с 28 июля по 11 августа, в нем участвовало 34 тысячи человек из 131 страны.
Около 800 различных мероприятий – концертов, встреч, соревнований, семинаров, выставок – было включено в фестивальную программу.
* Ход фестиваля освещали более 2000 аккредитованных журналистов.
Для москвичей такое количество иностранцев на улицах было шоком - в обычной жизни тогда ни туристов, ни бизнесменов из-за рубежа в СССР не было, а редкие журналисты и дипломаты на улицах просто так не появлялись.
Открытие фестиваля прошло в только что отстроенных Лужниках, с восточной трибуны было выпущено около 25 тысяч голубей.
* Этот символ – Голубя Мира – придумал знаменитый художник Пабло Пикассо, изобразивший его на фестивальном платке.
«Спортивный Гимн» на поле Лужников в ходе открытия танцевали 3200 физкультурников из «Трудовых резервов», а танцевальную сюиту «Цвети, наша молодость» - 2400 человек!
* Каждый из 15 фестивальных дней содержал множество встреч (международных, по профессиям, по интересам), конкурсов в 21 жанре, концертов делегаций с разучиванием песен и танцев, спектаклей, студенческих, цирковых, и кинопрограмм. Изюминкой каждого дня были тематические праздники и акции – Карнавал, День девушек, Митинг на Манежной площади, Водный праздник, Цирковая кавалькада и многие другие.
* Более 500 тысяч человек собрались на Митинг-манифестацию на Манежной площади и прилегающих улицах.
На празднике День девушек в ЦДСА сеанс одновременной игры в шахматы давала чемпионка мира Ольга Рубцова.
* В обслуживании фестиваля по линии МГТС было задействовано свыше 2800 телефонных номеров разного рода.
Автомобильный пробег на фестивале пролегал по маршруту ВДНХ - пр-т Мира - Садовое кольцо – пл. Маяковского – Зубовская пл. – Манежная пл. Состав участников превышал 17.000 чел
Благодаря фестивалю в столице, помимо стадиона в Лужниках, появились: парк "Дружба" в Химках, гостиничные комплексы «Турист», «Алтай», «Заря», автобусы "Икарус", оснащены ночной подсветкой Кремль, Большой театр и другие ансамбли и памятники.
* Самые многочисленные делегации – по 2 тысячи человек - прибыли на фестиваль из Франции и Финляндии.
С площадок фестиваля Центральной студией ТВ были осуществлены первые прямые трансляции. Общее число телевизоров в стране в 1957 году превысило 1 миллион.
* В программу Водного праздника по реке Москве был включен массовый заплыв с факелами на 5 тысяч человек.
Фестиваль способствовал зарождению телепрограммы ВВВ – Вечер Веселых Вопросов, прототипу будущего КВН, первого отечественного фейерверка (невоенного), бадминтона, спортивных танцев, возрождению регби.
В поддержку делегаций развивающихся стран Азии, Африки и Латинской Америки организаторам удалось собрать 227 тысяч долларов.
* Свое 10-летие на фестивале отметил любимый юным поколением «Гимн демократической молодежи», а главной песней фестиваля стала песня В.Соловьева-Седого «Подмосковные вечера».
И напоследок. Многие фестивальные площадки – ЦДРИ, Политехнический музей, Лужники, Театр Армии, Манежная площадь, ряд ДК московских ВУЗов – задействованы и на фестивале «Фестос».

По материалам архива РГАСПИ.
Интересуют знаки и значки по темам: Комсомол , Студенческие Строительные Отряды , Молодежные фестивали, МИСИ (МГСУ) , ЦСКА(ЦДСА,ЦДКА и пр.).

Аватара пользователя
mamont
-Дежурный водолаз-
Сообщения: 4712
Зарегистрирован: Вт, 13 дек 2005 13:18:12
Откуда: г. Москва, ЧЕРДАК КОЛЛЕКЦИОНЕРА
Контактная информация:

Сообщение mamont » Пн, 21 янв 2008 10:51:06

Саша спасибо.
Достойно помещения в статьи.
Коллекция должна быть бесплатной! ©
А. Бирштейн. Коллекционер


Вернуться в «Литература»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость